Статьи
Запись на прием
Предварительная запись на приём
- поля обязательного заполнения
kz ru

Статьи

Хирурги как звезды.

Владимир Ким

 

5Z5B2949  

Анкета:

Владимир Ухенович Ким

директор Центра микрохирургии глаза

 

офтальмохирург; к.м.н.,

член Европейского Общества катарактальных и рефракционных хирургов;

Видеть, чтобы жить

Человек живет, чтобы видеть. В 16 веке  французский философ Рене Декарт заявил «Мыслю – значит существую». За четыре столетия многое изменилось. В наше время философия другая – «Вижу – значит существую». Благодаря зрению мы получаем 90 процентов информации о внешнем мире и 100 - удовольствия от жизни. Поэтому не будет преувеличением сказать, что, возвращая людям зрение, врачи-офтальмологи возвращают им и смысл жизни.

В Караганде в 2000 году назад начал работать Центр микрохирургии глаза. Сегодня это – крупнейшая частная клиника в стране, по оснащенности современной офтальмологической аппаратурой занимающая почетное 2-е место в РК после Казахстанского НИИ глазных болезней. ЦМХГ предлагает весь спектр услуг современной глазной хирургии. Особый интерес у пациентов вызывает эксимер-лазерная коррекция зрения – способ раз  и навсегда избавиться от очков благодаря 15-минутной операции. За помощью сюда едут пациенты не только из всех регионов Казахстан, но и из-за границы.

- Близорукость в свое время назвали болезнью XX века. В XXI веке острота проблемы сохраняется?

- Число близоруких людей растет, - отвечает Владимир Ухенович Ким, директор Центра, - Это связано с тем, что человек адаптируется к новым условиям жизни: раньше охотники ходили по горам, по степям, была необходимость смотреть далеко. Сейчас такой необходимости нет. Сейчас нужно смотреть на расстояние 5 - 6 метров, а иногда и того меньше. Поэтому так велико количество людей, которые вынуждены носить очки. При этом большинство из них не являются «больными» людьми в нашем профессиональном смысле слова. Они практически здоровы, а дефект зрения легко корректируется очками, или контактными линзами. С недавних пор этим людям мы предлагаем в Караганде современный способ – эксимер-лазерную коррекцию зрения. Мы получаем удивительные, устойчивые результаты, пациенты очень довольны. Ни один человек еще не пожалел, что перенес эту операцию.

- Это молодая методика?

- Недавно было отмечено 25-летие этой методики. В Казахстане первые эксимер-лазерные коррекции зрения проводились в Алматы, в частной клинике. Потом в глазном институте, а потом у нас. Мы третьи в стране – и первые в Центральном Казахстане.

- В каких случаях показана операция?

- Когда пациент приходит и ложится на операционный стол, это стечение всех факторов. Это и желание пациента, и какие-то его профессиональные особенности, которые не позволяют носить очки или контактные линзы. Так же важны наши технические возможности. Стоит учитывать и то, что не каждый пациент может получить 100-процентный результат эксимер-лазерной коррекцией, что связано с анатомией, физиологией. Противопоказаний к операции существует множество, и мы каждый раз обсуждаем их с пациентом. Мы никогда не стремимся только за финансовым результатом. Ведь медицинский бизнес – этический бизнес. И принцип «Не вреди», заложенный еще древними врачами, остается нашим главным правилом, которым мы руководствуемся, занимаясь, в общем-то, коммерческой хирургией. Но бывают случаи, когда эксимер-лазерная коррекция – единственный способ улучшить зрение. Например, сейчас к нам приходит множество людей, для которых существует жесткий профессиональный отбор именно по зрению. Это шахтеры,  работники железнодорожного транспорта, где не допускается использование очков и контактных линз в силу условий  труда.

- У вас самого никогда не было проблем со зрением?

- Нет, не было, слава Богу. Хотя, понимаю, что ослепнуть можно в любой момент, просто проснувшись по утру. Это очень редко, но бывает. Потерять зрение очень легко – выпить метилового спирта, много курить, простыть, на темной улице получить удар в глаз… Причина может быть какой угодно.

Секрет здоровья

- Когда открылся ваш центр?

- Эта история состоит из двух частей – до постройки собственного здания и после. Вообще, первые операции в Караганде мы провели в 2000 году. Тогда мы арендовали кабинеты и операционную. У первых пациентов был выбор – прийти к нам или поехать в Новосибирск. И со временем все больше и больше людей выбирали нашу клинику. Нам  это было очень приятно. Появлялось больше пациентов – у нас появлялось больше опыта, больше финансов, больше возможностей покупать новое оборудование, привлекать новых врачей. Чем больше людей доверяли клинике, тем больше она росла. Чем больше росла клиника, тем больше она могла дать пациентам. Вот такой взаимный процесс происходил.

- И со временем появилась необходимость в своем здании?

- Конечно. С самого начала я поставил себе задачу построить самостоятельный специализированный центр. Потому что город очень крупный, потребности  масштабные, а места, куда человек мог бы обратиться за реальной помощью, тогда просто не было. Или в Алматы езжай, или в Новосибирск. В 2004 году мы наконец-то въехали в собственное здание. Строили мы его с котлована. Получилось достаточно функциональное и красивое здание. Оно очень удачно расположено - находится одновременно и в центре Караганды, и в достаточно тихом месте. Пациентам это очень удобно. Когда мы строились, то исходили из того, что у нас будут в основном амбулаторные больные. То есть, пациент пришел, прооперировался, ушел. Но сейчас стало заметно, что многим хочется все же побыть в больнице, под присмотром врача. И у нас появился стационар на 35 мест. Высокие технологии позволяют пациентам очень быстро восстанавливаться после операций. И этого количества мест нам хватает.

- Сколько времени занимает операция по эксимер-лазерной коррекции зрения?

- Сейчас мы достигли хорошего мирового уровня, и одна операция вместе с подготовкой  занимает 10-15 минут. Я недавно анализировал, благодаря чему можно работать именно так? С ростом количества операций необходима определенная организационная работа. Все должно быть выверено до мелочей - и оборудование, и персонал. Не должно быть сбоев – начиная с регистратуры и заканчивая хирургом в операционной. Хирург должен делать все операции на одинаково высоком уровне. Чем больше у него опыта, тем лучше для пациента. Стандартные операции мы делаем в один день. А для индивидуальных, нестандартных случаев мы выделяем отдельное время, когда пациенту понадобится особое внимание, особая скорость.

- Почему именно в Караганде вы открыли свой центр?

- Вообще, я работал в Таразе. Мы открыли там частную клинику, делали операции хорошо, даже очень хорошо, на высоком уровне. На начальном этапе часто консультировались с зарубежными коллегами. Но, поработав там,  мне захотелось перебраться в город крупнее. Приехал в Караганду. И понял, что тут нет офтальмологии на том уровне, который могли предложить мы. Может быть, кому-то из коллег такое мнение не понравится, но факт остается фактом. Карагандинская школа офтальмологии в доперестроечное время была одной из самых сильных. Но годы разрухи по всем прошлись. Поэтому в 2000 году  уровень хирургии здесь был гораздо ниже того, что мы достигли в Таразе. И мы решили предложить карагандинцам нормальную хирургию, современные технологии. Я нашел врачей, которые согласились работать со мной, и это стало определяющим моментом. Сейчас все врачи нашей клиники - воспитанники карагандинской школы… А вообще, признаюсь, изначально я хотел поехать в Павлодар. Всю жизнь прожив в Казахстане, думал, что  Казахстан – это Алматы, Шымкент, Тараз и Кызыл-Орда. То есть, южные города. А Караганда, Целиноград, Павлодар, Экибастуз для меня были terra incognita. Для меня Караганды как таковой не было на карте. Представляете, как я удивился, приехав сюда и увидев, какой здесь потенциал?  Я благодарен Караганде, потому что этот город удивителен тем, что он находится на стыке между севером и югом. Тут есть и северная ментальность, и южная, за счет этого мне после Тараза было легко тут адаптироваться. Во-вторых, я благодарен городу за то, что в нем живут люди, которым НАДО. В других городах я сталкивался с тем, что людям НЕ НАДО ничего – и лечиться иногда им не надо до последнего патрона… Именно в Караганде сбылись все мои мечты – построить хорошую крупную клинику, оснастить ее современным оборудованием, найти врачей, которые будут работать от души, а не за деньги. И все это будет работать как часы, и не будет давать сбоев.

- Как вы стали офтальмологом?

В 1982 году я закончил мединститут в Алматы, АГМИ, вышел оттуда хирургом. Потом была специализация, и я считаю, что очень удачно выбрал профессию. Мой выбор был связан с тем, что мой старший родственник работал врачом-офтальмологом, и он мне сказал простые вещи: «Вова, офтальмология очень благодарная и очень перспективная профессия». Она не связана с большим количеством крови, с не очень эстетичными вещами. И самое главное, что он мне сказал – пациенты офтальмолога не умирают. Смерть больного для любого нормального врача становится личной трагедией.

- Офтальмолог от этого застрахован. Я подумал и согласился. А уже в процессе работы я понял, насколько эмоциональна наша профессия. Потому что мы возвращаем людям зрение после долгого его отсутствия. Эмоции эти трудно описать… Конечно, мы не всем можем помочь – особенно, когда упущено время. Но, тем не менее, помогаем  большому количеству людей. Меня все это так зацепило, что не отпускает до сих пор. Учился я во многих центрах офтальмологии – в Волгограде, в Москве, в Петербурге. Если сейчас я посмотрю назад, мне непросто будет ответить на вопрос, учили ли меня чему-то реально? Могу на пальцах пересчитать людей, которые из рук в руки мне передали знания.

- Вы сами оперируете сейчас, или все силы уходят на административную работу?

- Конечно, я оперирую. Столько операций никто в Казахстане не делает. Для меня это - показатель востребованности. Очень тяжело работать, работать, работать – и вдруг понять, что ты не востребован. Мы же много оперируем, много даем пациентам, это и составляет нашу жизнь. С другой стороны, мы очень много ездим за границу по сравнению с врачами из других клиник. И благодаря этому мы хорошо представляем, что делается в мире. Конгрессы, семинары, выставки, обмен опытом… Мы посещаем все интересное, что только в наших силах.

- Был какой-то особый случай в вашей хирургической практике?

- В январе 2008 года мы прооперировали 102-летнюю бабушку, жительницу Южно-Казахстанской области, которая до этого 20 лет ничего не видела. Ее зовут Жамиля Саипова. Прошла операция очень хорошо, и Жамиля наконец-то смогла разглядеть своих правнуков, которых у нее больше 60!

Мечты сбываются

- У врачей часто бывают династии – дети идут по стопам родителей. Как у вас?

- К сожалению, мои дети, посмотрев на меня, решили, что им это не надо. Ведь то, что сейчас вы видите – успешность, некая элитарность даже –  пришло далеко не сразу. До этого все было по-другому. Я работал на две клиники, это было связано с частыми переездами, так что в год я 40 суток проводил в поезде.  У нас не было богатого дяди,  богатого спонсора, мы всего добились своим трудом. Мы – это наш коллектив, я и мои врачи. Росла экономика страны, росли вместе с ней и мы. Мы очень серьезно сотрудничали с Народным банком, и в Таразе, и здесь. Всегда мы получали кредиты, всегда к нам по-человечески относились. И мы всегда выполняли свои обязательства. Потихонечку это выросло и сложилось в то, что вы видите сейчас - «Центр микрохирургии глаза – Караганда». У меня были планы, и они сейчас успешно осуществляются – мы открыли филиалы в Шымкенте и в Усть-Каменогорске. В этих городах мы реализуем то, чего добились здесь, весь опыт строительства, открытия, внедрения. Я являюсь идеологическим руководителем проекта, езжу туда, консультирую, оперирую. И в будущем мы предполагаем, что это будет работать как единый организм.

- Кроме этих филиалов планируете открытие еще где-то?

- Возможно, откроем четвертый. Но для этого надо подготовить еще пару хирургов высокого уровня. Я вот говорил о хирурге-звезде. Кроме всего прочего, звезда отличается еще и тем, что она очень стабильно работает. Она выдает результаты один в один на тысячу. Обыкновенный хирург не сможет выполнить тысячу операций как одну, а звезда сможет благодаря своему опыту и способностям.

- Как вы проводите свободное время? Какие у вас увлечения?

- Хобби стандартные – тренажерный зал, рыбалка. А еще я очень люблю путешествовать. Есть такая тяга – видимо, голодное детство сказывается.

- Есть какая-то страна, куда вы любите возвращаться?

- Нет у меня пока такой страны. Может, появится еще. На сегодня я посетил достаточно большое количество стран, но я еще не выбрал ту, где мне было бы на 100 % комфортно и хорошо. А мечта у меня – кругосветное путешествие. Сесть в самолет и облететь земной шар за один раз, останавливаясь в самых интересных точках!

 

 

Вернуться в начало страницы
Новогодние подарки

Накануне в специализированном Доме ребёнка прошла Новогодняя елка для его маленьких воспитанников. 

30.12.2016
Промо-акция в City Mall

 26 декабря состоялась промо-акция в честь 15-летия Центра микрохирургии глаза.

26.12.2015
НОВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ

Эксимерный лазер Allegretto WaveLight EX 500 (Alcon): лечение близорукостина новом уровне. 

16.11.2015
Благотворительная акция

ЦМХГ в честь 15-летия провела акцию ко Дню семьи.

15.09.2015